О предприятии
Документы
Наши краны
СКАТ-50
СТ 2-2-40
Сокол 80
Сокол 80.01
Публикации
Дилеры
Лизинг
Фотоальбом
Пресс-архив
Контакты
Поиск по сайту:

Полезные статьи

Автомобильный кран

Автомобильный кран - агрегат, состоящий из стрелового крана, который в свою очередь смонтирован на базе шасси грузовых автомобилей.
В настоящий момент автомобильные краны ...
Подробнее...

Самоходный кран

Стреловый самоходный кран состоит из башенно-стрелового кранового оборудования и шасси самоходного гусеничного либо пневмоколесного типа. Данный вид крана получил огромную популярность...
Подробнее...

Кран на железнодорожном ходу

Кран на железнодорожном ходу представляет собой железнодорожную платформу с дополнительным оборудованием, опорно-поворотную платформу, на которой установлены крановые ...
Подробнее...

  Неподъемные лицензии

(846) 260-08-67
260-08-70
260-03-18

Трибуна. 5.03.02

Этот "Сокол" мог бы взлететь еще выше, да мешает несовершенство системы сертификации и согласований



Таких подъемных автокранов в России еще не было! Они уникальны по своей конструкции и возможностям. Новая машина уверенно чувствует себя как на трассе, развивая скорость до 80 километров в час, так и на бездорожье, где легко преодолевает бугры, кочки, глубокие колеи и ямы... Грузоподъемность крана
- 40 тонн. Угол подъема стрелы - 82 градуса, почти вертикальный взлет. А вот опуститься стрела может ниже своего горизонта на 7 градусов, как бы с "колен" умеет брать груз. Но это еще не все достоинства нового крана. Он может разворачиваться почти на месте, для этого ему достаточно "пятачка" в пять метров. Кран, имея вылет стрелы в 38 метров, может войти в арку высотой немногим больше двух метров, будь дверь пошире - и в квартиру бы мог въехать. А если вдруг по каким-то причинам у этого крана выйдет из строя одно колесо, то он и на трех поедет.

Вот такой чудо-богатырь! Он незаменим на многих строительных площадках, особенно если условия стесненные, при монтаже оборудования внутри заводских корпусов и ангаров, при проведении работ по реконструкции старых объектов, спасательных операций... Уже сейчас на компактный, но мощный кран у самарского завода "Сокол" больше двух десятков заявок. Немало строительно-монтажных фирм, готовых приобрести этот кран уже завтра, сегодня!

В производственном корпусе "Сокола" один такой кран уже несколько месяцев стоит в полной рабочей готовности, ожидая команды к эксплуатации. Еще два - вот-вот будут собраны. Но, к сожалению, и их ждет участь кранапервенца.

А в это время строительно-монтажные предприятия, нуждающиеся в столь неповторимой по своим возможностям технике, вынуждены затрачивать огромные средства для выполнения нужных работ.

Конечно, можно такие краны купить -за границей, в Германии, единственной в мире стране, где их делают. Но в этом случае придется заплатить за машину 560 тысяч долларов. "Сокол" же предлагает за 350 тысяч. Это сегодня, а уже через несколько месяцев, с освоением производства, с выходом на изготовление многих деталей и узлов на предприятиях России, цена снизится до 220-250 тысяч долларов. Вдвое ниже!

- Не надо быть большим специалистом, - горячится генеральный директор ОАО "Сокол" Николай Кузьменко, - чтобы понимать: предприятиям, государству нашему Российскому выгоднее купить технологию и по ней делать краны, чем приобретать сами краны. Тут, как говорится, двух мнений быть не может. Но это в теории. На практике же наше родное государство делает все, чтобы заставить свою отечественную промышленность копировать то оборудование, что было создано еще полтора-два, а то и три десятка лет назад, а не приобретать ноу-хау и самим производить технику мировых образцов и мирового качества.

Может быть, не прав Кузьменко? Последние 10-15 лет Россия в основном сориентирована на закупку импорта. Я провел миниисследование, опросив несколько десятков людей: и промышленников, и коммерсантов, и инженеров, и коллег-журналистов, и безработных. Все, словно сговорившись, были на стороне точки зрения гендиректора "Сокола".

Плюсов здесь, действительно, не перечесть. Ниже цена на технику - выгоднее нашим же российским товаропроизводителям, государству. Значит, не улетают деньги за рубеж. И к тому же происходит освоение прогрессивной техники по передовым технологиям Запада - рывок в научнотехническом прогрессе, сокращение того самого отставания, которое некоторые считают делом совершенно бесперспективным. Наконец, - это еще и дополнительные заказы (причем высокотехнологичные) для российских предприятий, загрузка их, создание новых рабочих мест, что открывает социальный просвет для тех, кто оказался из-за ошибок в формировании и реализации экономической политики государства за бортом жизни. К тому же это дополнительные налоги в бюджеты всех уровней.

Имея веер столь весомых аргументов со знаком "плюс", самарские краностроители не могут, точнее, не имеют права поставлять своим заказчикам совершенно уникальную технику.

Ктото может заподозрить неладное, мол, дыма без огня не бывает - не смогли самарцы сделать такой же кран, что создают их заграничные коллеги.

В том-то и дело, что смогли. На испытаниях он показал себя на все "сто": и на трех колесах ездил, и проникал в низкие "норы" арок, и, словно гусеничный трактор, разворачивался на малом "пятачке", и грузы поднимал тяжеленные.

Госкомиссия приняла этот кран, Ст-2-40, изготовленный по лицензии немецкой фирмы "Компакт", с оценкой "хорошо", зажгла перед ним зеленый свет.

А несколькими месяцами раньше с такой же оценкой был принят госкомиссией 60-тонный кран.

Путь для них - открыт! Но ворота оказались не распахнутыми.

Недоделаны "маленькие" формальности в виде получения разрешений. Я не оговорился: не одного разрешения, а целой кипы.

Для того чтобы кран обрел право на жизнь, сказал мне главный инженер "Сокола" Виктор Павленко, предприятию необходимо иметь до 40 сертификатов, лицензий и иных согласований. Получение каждого из них стоит большой крови. Никто тебе не даст лицензии, пока не предъявишь с полсотни различных справок. И на каждую нужно потратить и время, и, разумеется, деньги.

Вот уж действительно, без бумажки он - букашка, а с бумажкой - механизм.

Потом выяснил, что краностроителям проще с нуля разработать новый кран, чем провести его потом по всем бюрократическим инстанциям. Было подсчитано -получение всякого рода одобрений занимает 80 процентов от полного цикла изготовления крана. Более половины всех средств в себестоимости разрабатываемого и изготавливаемого изделия идет на оплату разрешающих документов.

Если бы в таком бумажном окружении, которое будет покрепче бетонных стен, оказался только один самарский "Сокол". Все предприятия, и в первую очередь те, что не стоят на месте, осваивают новую сложную продукцию, сходят с ума и стонут от метастазы согласований и экспертиз.

Эта проблема давно уже вышла за рамки отдельных предприятий, стала бедой российской экономики. Не случайно, представляя бюджет 2001 года, в своем бюджетном послании президент России дал резко негативную оценку существующей системе лицензирования. Владимир Путин говорил о необходимости сокращения количества организаций -. согласующих, регламентирующих, сертифицирующих.

Больше года прошло с тех пор. И двери лицензионно-согласительных кабинетов никто не заколотил. Их атаки на российскую экономику продолжаются.

Безусловно, при разработке и изготовлении такой сложной и ответственной техники, как подъемные краны, нужен жесткий контроль. Но ныне существующая регламентация и по конструированию, и получению на нее одобрений весьма громоздка и продолжительна по времени. Конструирование, освоение моделей кранов по времени вдвое, а иногда и втрое опережает темп согласований. Возможно, раньше, когда от технического задания до выпуска первого изделия уходило три-четыре года, это было не столь заметно. Но сейчас, когда тот же "Сокол" в течение одного года осваивает до трех новых моделей, традиционная согласительная практика является серьезным тормозом. Она, как гири, тянет вниз, словно вериги сковывает движение предприятия.

Каждый этап в работе крано-строителей подвергается экспертизе. Они не могут и шага сделать, не оглянувшись на экспертизу.

А судьи кто?

Головные отраслевые институты прошлых лет. Точнее, то, что от них за годы перестройки и реформирования осталось. А осталось совсем немного: здание, директор, печать и несколько сотрудников. В эти институты надо перевести деньги, причем немалые, представить им всю техническую документацию, которая является коммерческой и технической тайной. И ждать ответа. Хочешь, чтобы побыстрее он пришел - подмажь! Кстати, проектанты не всегда уверены, что их авторские задумки не окажутся достоянием конкурентов. Ведь никто не может гарантировать, что среди экспертов не окажется недобросовестный человек, который не скопирует документацию и не присвоит ее себе. Мне рассказывали, что какоето время назад, когда "Сокол" только-только осваивал разработанный им кран СКАТ-25, позвонили коллеги-конкуренты с пермского завода и поинтересовались, делают ли они этот самый СКАТ-25. "Делаем, - ответили, - а чем вызван вопрос?" Оказалось, что пермяки приобрели проектную документацию на этот кран и тоже готовятся к его производству. Разработчики этот проект не продавали. Откуда тогда он взялся у конкурентов? Проект проходил экспертизу в ВКТИ "Монтажстроймеханизации", там и произошла "утечка" стоимостью в несколько сот тысяч рублей.

Заметьте, завод, почти полвека специализирующийся на производстве кранов, имеющий соответствующие лицензии, обязан не только периодически подтверждать их, но. и каждый свой технический шаг согласовывать с кемто.

Интересно, а за рубежом такая же канитель с этими лицензиями и сертификатами?

Нет. Та же немецкая фирма "Компакт", по технологии которой делается кран СТ-2-40, получила лицензию 40 лет назад, когда только начала осваивать крановое производство. И с тех пор у нее никто не требует подтверждения лицензии. Понимают: с каждым годом фирма все больше и больше совершенствуется. Если бы она прекратила выпуск кранов, а потом вновь взялась за их производство, тогда другое дело. У нас же каждые три года надо приобретать новую лицензию. Парадокс!

Как это ни странно звучит, за возможные неприятности с теми же кранами ни организации, ни люди, проводившие экспертизы или выдавшие лицензии и сертификаты, ответственности не несут. Головой своей, честью отвечают проектирующие организации и производители.

России давно пора уйти от ведомственных экспертов и учредить истинно независимую экспертизу, допустим, при Госгортехнадзоре.

...Когда этот материал был готов к печати, пришло сообщение о президентском указе, значительно сократившем лицензируемые виды деятельности.

Слава Богу, свершилось: промышленники могут вздохнуть спокойно. Хоть бери и в клочья рви статью. За ненадобностью.

Но не спешите радоваться, господа! Оказалось, то, что раньше лицензировалось, будет согласовываться, а то, что сертифицировалось - аккредитовываться. И, естественно, с тем же шлейфом сопроводительных документов и справок.

Эх, опять понашенски, по-росскийски: та же Машка, но в другом сарафане.

Владимир БАБЕНКОВ. (Соб. корр. "Трибуны"). САМАРА

Для печати



О предприятии | Наши краны | Пресс-архив | Контакты
Российская федерация, 443079, г.Самара, ул. Революционная, 101
Телефон: (846) 260-08-67 (приемная), 260-08-70 (факс)
Электропочта: sokol-kran@mail.ru
© Copyright 2006—2012 ОАО «СОКОЛ»,
© Разработка: InternetElite, © Дизайн: Бойков Илья
Яндекс.Метрика