О предприятии
Документы
Наши краны
СКАТ-50
СТ 2-2-40
Сокол 80
Сокол 80.01
Публикации
Дилеры
Лизинг
Фотоальбом
Пресс-архив
Контакты
Поиск по сайту:

Полезные статьи

Автомобильный кран

Автомобильный кран - агрегат, состоящий из стрелового крана, который в свою очередь смонтирован на базе шасси грузовых автомобилей.
В настоящий момент автомобильные краны ...
Подробнее...

Самоходный кран

Стреловый самоходный кран состоит из башенно-стрелового кранового оборудования и шасси самоходного гусеничного либо пневмоколесного типа. Данный вид крана получил огромную популярность...
Подробнее...

Кран на железнодорожном ходу

Кран на железнодорожном ходу представляет собой железнодорожную платформу с дополнительным оборудованием, опорно-поворотную платформу, на которой установлены крановые ...
Подробнее...

  ХОЧЕШЬ БЫТЬ НАЧАЛЬНИКОМ - НАУЧИСЬ ПОДЧИНЯТЬСЯ

(846) 260-08-67
260-08-70
260-03-18
Журнал "БОСС". 2002

Николай КУЗЬМЕНКО: "ХОЧЕШЬ БЫТЬ НАЧАЛЬНИКОМ - НАУЧИСЬ ПОДЧИНЯТЬСЯ"


Кредо - "Искать, найти и не сдаваться""
Знак зодиака - Овен.
По типу темперамента, скорее, сангвиник,
Хобби - рыбалка.
Друзей очень мало, с каждым годом становится все меньше,
Враги всегда есть, но он их не видит и не всегда, увы, учитывает, что есть противники.
Любимый вид отдыха - на природе. Любит тишину, лес, озеро.
На еду особенно внимания не обращает.
Из напитков предпочитает хороший коньяк, уважает самарскую водку, но в компании предпочитает посидеть под хорошее вино.
Обувь и одежду покупает где придется.
Ювелирные изделия не приемлет.
Способ поддерживания себя "в форме" - тренажеры.
Личного автомобиля нет, но любит сидеть за рулем вместо персонального водителя.
Курит "Мальборо", мечтает бросить.
Загородного дома нет.
В доме жил любимый кот Тишка. Когда его не стало, решил больше не заводить животных: кошки и собаки не переносят долгой разлуки с людьми.
Сейчас перечитывает Теодора Драйзера.
С удовольствием посмотрел фильм Е.Матвеева "Любить по-русски".
На светскую жизнь времени нет - последние восемь лет даже не был в отпуске.



Токарь с серебряной медалью

Все заводчане были поражены, когда узнали, что юный токарь Николой Кузьменко окончил вечернюю школу с серебряной медалью. Он всегда учился хорошо. Только одна "четверка" значилась у него в табеле, хотя парень работал с девятого класса - сначала в железнодорожном депо в Похвистнево, потом вот на моторном заводе в Самаре. Родившись в большой крестьянской семье, где было шестеро детей, он всегда тянулся к чтению, к знаниям.

- Однажды я даже мечтал попасть в тюрьму, - смеется Кузьменко, - обязательно в камеру-одиночку, чтобы можно было начитаться вволю. Сельская жизнь оставляла мало времени на книги: то огурцы поливаешь, то скотину пасешь, то еще чем-то по хозяйству занимаешься,,,

Уже к четвертому классу Коля Кузьменко успел перечитать всю школьную библиотеку и записался в районную. Взялся за "Тихий Дон". Однажды, спрятавшись с книгой на печке, заснул и опрокинул на пол самодельный светильник - керосина-то не было. Отец отодрал тогда мальчишку вожжами по первое число, ведь тот едва дом не спалил.

Закончив вечернюю школу с медалью, Николай не счел возможным поступать на дневное отделение в авиационный институт - нужно было учиться сестре. И он стал "вечерником". На втором курсе завод назначил ему стипендию в 75 рублей, и только тогда он перевелся на дневное отделение.

Работа на моторном заводе стала хорошей школой для молодого инженера. Он числился в отделе испытания двигателей.

Ему посчастливилось начинать работать со знаменитым ныне двигателем НК-93, Молодой инженер не раз видел самого Генерального конструктора Н.Д. Кузнецова, Однажды на совещании тот упрекнул начинающего двигателиста, что он плохо слушает и редко берет слово,

- В самом скучном и бестолковом разговоре всегда может мелькнуть жемчужина мудрой мысли, - сказал тогда Николай Дмитриевич. - Помните это. Обсуждая проблемы, проговаривайте больше вариантов. Пусть некоторые будут абсурдными, они все равно помогут найти единственно верный... С тех пор Кузьменко следует этому мудрому совету. Как ни дорог ему был моторный, но молодой задор и романтика позвали начинающего инженера на ВАЗ. Обо всем договорился, но, увы... Оказалось, что, уволившись с моторного, он не доработал положенные полгода: в ту пору молодой специалист был обязан отработать по месту распределения три года. "Дошел" до Москвы, но разрешения не добился. В результате оказался между небом и землей, на руках - молодая семья, а квартиры нет, работы нет. А тут звонит брат, заместитель генерального директора будущего шинного завода в Нижнекамске: "Давай ко мне, специалисты нужны". Окончательное решение созрело, когда пообещали квартиру...

Четыре неполученных ордена

В прошлом году генеральному директору ОАО "Сокол" Николою Павловичу Кузьменко была присуждена премия Правительства РФ за освоение и серийный выпуск уникальных кранов грузоподъемностью 40, 60 и 100 тонн. Вручая высокую награду, заместитель губернатора Самарской области В.С. Мокрый сказал:

- Весомая прибавка к Вашим многочисленным орденам...
- Да нет у меня орденов, - рассмеялся Кузьменко, - это первая награда за пятьдесят четыре года...
И он рассказал удивительную историю.

Проработав девять лет но Нижнекамском шинном заводе, Кузьменко засобирался в Самару. Потянуло домой, к тому же, предложили место директора механического завода №1.

- Как это - уезжаешь? - возмутился первый секретарь горкома партии Содыков. - Ты у нас с первого дня на заводе, наше национальное достояние, можно сказать, и вдруг уезжаешь. Кстати, мы тебя к ордену представили, со дня на день указ будет подписан. Ты соображаешь, что делаешь?

- Неужели из семи тысяч заводчан не найдете мне замену? - пошутил Кузьменко. - Это когда-то нас только трое было, а теперь такой коллектив. Со спокойной душой уезжаю.

- Ну и скатертью дорожка. Только ордена тогда тебе не видать, - в сердцах рубанул первый секретарь горкома.

Так начался для Кузьменко отсчет неполученным наградам.

После первых месяцев работы на механическом заводе №1 новый директор с удивлением обнаружил, что самарцы регулярно отправляют в Ульяновск изготовленные детали для лебедок автокрана. Там их собирали и возвращали уже как готовые изделия. При этом, естественно, стоимость лебедки значительно возрастала. К тому же, ульяновцы норовили каждый раз подгадать к последнему дню месяца или квартала, не заботясь об интересах самарцев.

Уяснив суть такой "кооперации", Кузьменко не стал кричать и размахивать руками, а втихую распорядился наладить сборку лебедок на месте. Потом, в 1981 году, он едет в Главк и заявляет: "Я отказываюсь от услуг ульяновцев. Сами с усами!" Том за голову схватились, а что сделаешь, копь упрямый Кузьменко все рассчитал и обосновал экономически: завод теряет от подобной "кооперации" объемы производства на полтора миллиона рублей. Тогда эта была огромная цифра.

Скрепя сердце Главк уступил, однако за самодеятельность "наградил" Кузьменко строгим выговором и вычеркнул из списка на орден.

Через пару-тройку лет - завод работал успешно и план выполнял на все сто - подошел срок очередных наград. Однако кто-то из обиженных директором за пьянство и разгильдяйство настрочил жалобу в народный контроль. В те годы это была серьезная организация! Пока разбирались, орден "уплыл". Вновь Кузьменко ни с чем...

История с четвертым неполученным орденом стоит особняком.

Был у Кузьменко хороший друг. И случилось с ним беда. Советский суд, "самый гуманный в мире" и скорый на расправу, осудил человека по звонку из партийных органов на несколько лет тюрьмы. Завод же в это время вышел на рекордные показатели. В год сдавали 150 автокранов! А всего из 14 тысяч собранных в Самаре "богатырей" семь с половиной были на счету Кузьменко. Одним словом, надо орден вручать, И тут кто-то вспомнил: "Так ведь Кузьменко был другом осужденного..." - "А я и сейчас друг!" - смело заявил директор - и лишился очередной награды. Зато сохранил друга, которого все-таки оправдали...

Не хочу в министры!

- Если бы я думал лишь о своей карьере, то давно уже сидел там, - при этих словах Кузьменко показал рукой куда-то вверх. - Судите сами, старший брат в тридцать три года стал лауреатом Государственной премии, кавалером пяти высших правительственных наград. Кресло заместителя министра Нефтехимпрома позволяло ему взять меня по-братски к себе. Мог "подмогнуть" и средний - он занимал солидный пост в партаппарате. Да и сам я не лыком шит...

Однажды вызывают Кузьменко в Главк и говорят: "Сейчас пойдешь на прием к министру. Будешь главным инженером Главка. С Красногвардейским райкомом партии все утрясли. Получишь квартиру, станешь москвичом. Через пару лет займешь кресло заместителя министра!"

Представляете, в тридцать девять лет взлететь на такую высоту! Многие об этом и мечтать не могли, а Кузьменко вдруг заартачился. Не зря, видимо, в Главке его звали Павкой Корчагиным за неукротимый нрав, импульсивность, прямоту и безоглядную смелость.

- Не хочу в министры, лучше на Север направьте или в Сибирь. - Еще дома роботы невпроворот, завод надо на ноги ставить.

- Значит, не хочешь в столице работать? - спрашивает тогдашний министр Минмонтажспецстроя Александр Иванович Михольченко.

- Да не кабинетный я работник, не чиновник, - продолжает гнуть свое Кузьменко. - До и Москву не люблю. Приезжаю сюда только что-нибудь выбивать, выпрашивать. Ненавижу эту чиновничью братию. Если силком заставите здесь работать, я половину этих тунеядцев разгоню. Только ведь после этого и Вы меня выгоните с треском...

- Москва тебе не нравится, чиновников не уважаешь, - добродушно проворчал Михольченко. - А что же ты любишь?

- Я привык заниматься реальным делом: делать краны, заниматься заводом. И вообще, я уверен, что человек должен жить и работать там, где родился...

Посмотрел министр на Кузьменко, посветлел лицом, спрятал "объективку" в ящик письменного стола.

- Возвращайся в свою Самару, орел! Но знай, что с этого дня ты у меня будешь в личном резерве. Такие самоотверженные и преданные делу люди мне нужны.

Шел 1984 год...

"Зря Вы обещаний ждете..."

Если бы я прежде увидел "литейку" мехзавода №1, я бы ни в коем случае не согласился быть директором, - смеется Кузьменко.

Что ж, сегодня можно и посмеяться, вспомнив те давние годы, но тогда было не до смеха. Шесть лет кряду завод не выполнял государственный план. За это время сменились три директора. На заводской территории не было ни одного квадратного метра асфальта, в корпусах - ни одной двери! В заводоуправлении зимой сидели в фуфайках и шапках - отопление не работало. Ну и, конечно, куда ни глянь, пьяные рабочие. Шел 1979 год,

Невесело было на душе у нового директора, а тут звонят из обкома партии, приглашают на партхозактив: отчитайся, мол, как завод работает, почему плана нет.

"Почетное" право выступить первым предоставили самым крупным должникам, в том числе и директору мехзавода №1.

- Вышел я на трибуну, а меня из секретариата потихоньку спрашивают: "Где тезисы Вашего доклада?" А я никогда по бумажкам не выступал. Все цифры - в голове, а слова - на языке.

Первый секретарь обкома КПСС Муравьев и говорит:

"Что ж, послушаем, как Вы жаловаться будете да красивые обещания давать!"

- Зря Вы обещаний от меня ждете, - отвечаю. - Под обещания надо иметь крепкую экономическую основу, а ее нет. Так что до конца года больше 70 процентов плана не дождетесь, а вот в следующем буду в передовиках ходить.

В зале заседаний тихо-тихо стало.

- Кто это такой? - страшным шепотом спрашивает Муравьев у своих помощников.

- Можете снять меня с работы, хотя я директорствую всего-то два месяца, - отвечаю, - только ведь во всей области не найдете человека, который за полгода выведет завод из прорыва. А я выведу...

Ему было тогда всего тридцать два года! Через полгода завод стал давать план, по некоторым позициям премии получили, чего даже старожилы не помнили. Правда, их к тому времени мало осталось. Новый директор заменил половину рабочих и инженеров, внедрил знаменитые "графики Кузьменко", и производство оживилось. Люди поверили в себя и своего директора.

Через несколько лет первый механический стол одним из лучших предприятий района. Директора признанных лидеров ЗИМа и 4-го ГПЗ - обижались на Кузьменко: он стал регулярно забирать все знамена за успехи в социалистическом соревновании.

Заговор против директора

В девяносто втором году министр Минмонтожспецстроя А.И. Михольченко вызвал Кузьменко к себе.

- Ты меня ни разу не подвел, а я тебя ничем не смог за это наградить, - сказал он. - Пришло время рассчитываться за долги. Поезжай на год на учебу в Америку. Учиться там тебе, конечно, нечему, но хоть мир посмотришь да себя покажешь...

- А почему бы и не поехать, думаю, - вспоминает Кузьменко. - Завод работает устойчиво. Минимум на полгода заказы и валюта есть, люди остаются надежные...

Технические возможности завода Николам Павлович оценил правильно, а вот насчет соратников чуточку ошибся.

Каждую неделю звонил директор на завод, проверял выполнение графиков работ, подсказывал, если требовалось, что да как лучше сделать, А тут и декабрь подоспел, сослуживцы в Чикаго приехали, чтобы контракт с американцами подписать. Смотрит на них директор, радуется, а они глаза прячут, в молчанку играют.

- Сидим вечером с Джоном, моим новым приятелем, виски пьем, - продолжает рассказ Кузьменко, - на душе муторно. "Ты не переживай, - говорит он мне, - мы тебе здесь, в Штатах, на два года контракт устроим, будешь 60 тысяч долларов получать. Такие люди, как ты, нам нужны".

- Спасибо, Джон, - отвечаю, - только ведь дом есть дом, а там что-то неладное творится.

- Поезжай, пока у нас рождественские каникулы, да разберись, - посоветовал Джон.

И вот Кузьменко дома. На заводе - ни души, а на календаре 3 января. План по выпуску автокранов сорван, хотя никаких видимых причин нет.

Наконец через три дня директор встречается со своей командой. И выясняется, что он уже вроде и не директор. Воспользовавшись его размолвкой с заместителем министра, завистники решили сместить Кузьменко с должности и править самостоятельно. Они были уверены, что на отлаженном заводе это проще простого. Но, увы, просчитались. Однако несмотря на это "оппозиция" продолжала бороться. Приказы сыпались один за другим. Кузьменко отстраняли от работы, а обладминистрация требовала восстановить. Восстанавливали - и опять отстраняли. Дело дошло до Москвы.

Кончилось все серьезной болезнью. Кузьменко ушел, громко хлопнув дверью. Ушел с завода, который стал родным.

За год без Кузьменко мехзавод захирел. Рабочим перестали платить зарплату. Портфель заказов опустел. Как говорится, дошли до ручки. Вот тут-то и вспомнили про прежнего директора, а он уже собирался отбыть на новую работу в Санкт-Петербург. Раз шесть приглашали Николая Павловича на собрание трудового коллектива, чтобы избрать директором. Отказывался. Но в конце концов сдался.

Первым своим приказом новый старый директор уволил с предприятия всех своих "друзей", которые являлись зачинщиками переворота.

Шел 1995 год.

Секреты Кузьменко

У каждого директора есть свои секреты благополучия и процветания. Есть они и у Кузьменко, а как иначе можно объяснить. что ОАО "Сокол" - так в последние годы называется бывший мехзавод №1 - своевременно выплачивает зарплату рабочим, выпускает продукцию европейского стандарта, обставляет своих более мощных конкурентов?

Последняя авантюра самарцев - "кража" железнодорожного крана грузоподъемностью 80 тонн у знаменитого Кировского завода. Пять долгих лет бьются санкт-петербуржцы над опытным образцом. Железнодорожники изнемогают; "Быстрее! Кран нужен позарез!" Министерство вкладывает миллиарды, а результата все нет.

- И не будет! - авторитетно заявляет Кузьменко, - Оборонный гигант не приучен всей своей историей работать по рыночным законам. Два года, например, разрабатывают документацию, еше два года совершенствуют технологию еще год уходит на экспериментальное производство и так далее и тому подобное. Они так привыкли, они так приучены. А зачём по-другому, если еще и деньги дают за такую работу?

Как уверяет Кузьменко, на "Соколе" все по-другому, начиная с численности работающих на предприятии. Она соответствует европейским и японским стандартам. Фирма с 800 работниками там считается гигантом, а у нас это масштабы крупного цеха.

Специализация предприятия также играет свою роль. Двадцать лет строить подъемные краны, это все-таки чего-то стоит!

Еще один плюс

Кузьменко загибает пальцы, называет еще какие-то сугубо технические факторы, а я думаю о других секретах. Надо быть очень преданным своему делу и своему заводу, чтобы работать так. Когда в полный рост встал вопрос о жизни и смерти предприятия, "Сокол" стал работать на строй-индустрию Санкт-Петербурга. Самарцы начали поставлять туда металлические колонны для домостроения. Заказчику, представьте, было выгодно возить их из Самары; а не покупать в родном городе или где-то поблизости. Таким образом "Сокол" сохранил рабочие места и исправно платил зарплату. Это же помогало параллельно разрабатывать и строить новые краны.

Заключив договор с японцами на выпуск автомобильных кранов "Тадано" на базе наших КрАЗов, Кузьменко тут же велел своим конструкторам и технологам сделать все, чтобы через пару-тройку лет собирать все японские узлы у себя. Они были чрезмерно удивлены, когда им вежливо заявили, что в их услугах больше не нуждаются. Хитрость? Да нет, дальновидность. Именно такое партнерство с иностранцами, когда впоследствии мы начинаем выпускать то или иное изделие полностью сами, а не из производных комплектующих, гарантирует успех.

В одном из цехов завода уже почти четырнадцать лет исправно работают несколько станков с хитроумными названиями, которые сделали для сомарцев рязанцы. А ведь кое-кто настаивал, чтобы Куэьменко купил такое же оборудование то ли у немцев, то ли у французов за миллионы. Директор подсчитал тогда ресурс станков и заявил, что больше трех лет западное чудо не протянет, и деньги будут выброшены на ветер. Кузьменко поступил по-крестьянски, сметливо - и не ошибся.

А как мудро предложил Николой Павлович в свое время организовать тендер - тогда еще и термина такого не знали - между фирмой "Крупл" и "Мицубиси", чтобы выявить лучший образец автокрана. Они честно соревновались между собой. Японцы выиграли. Почему? Да потому что технология изготовления стрелы у них была более простая, надежная и доступная нашему уровню машиностроения. Немцы же предлагали вариант, при котором мы в дальнейшем не смогли бы освоить выпуск кранов самостоятельно.

Таких "секретов" у Кузьменко много. Порой он хитрит, как истинный предприниматель торгуясь с западными партнерами. Восхищенные его хваткой японцы как-то спросили какой университет он кончал.

- Имени Остапа Бендера, - грустно пошутил Кузьменко. Японцы стали листать справочники, но токового естественно не нашли. Переводчик объяснил им суть шутки русского директора - японцы долго хохотали.

Александр ЛАВРИК

Для печати



О предприятии | Наши краны | Пресс-архив | Контакты
Российская федерация, 443079, г.Самара, ул. Революционная, 101
Телефон: (846) 260-08-67 (приемная), 260-08-70 (факс)
Электропочта: sokol-kran@mail.ru
© Copyright 2006—2012 ОАО «СОКОЛ»,
© Разработка: InternetElite, © Дизайн: Бойков Илья
Яндекс.Метрика